|  Архів Газети Чернігівщина архів газети | 6:01 | 09.21.2019

Інтерв’ю Леоніда Яковишина сайту Latifundist.com

Інтерв’ю Леоніда Яковишина сайту Latifundist.com

Інтерв’ю Леоніда Яковишина сайту Latifundist.com - спецпроект головного сайту про агробізнес

Леонид Яковишин: Кукуруза — это вторая нефть

 


Агрокомпания «Земля и Воля» обрабатывает в Черниговской области 32 тыс. га, из которых 30 тыс. — под кукурузой. В Украине монокультура — исключение из правил, да и противников такой системы земледелия хватает. Нашествия болезней, вредителей, истощение почвы — букет обвинений внушительный. Но владелец компании Леонид Яковишин считает всех оппонентов теоретиками и идиотами, ведь он, по его мнению, смог на практике доказать эффективность такой системы.

 

Но не только в этом особенность нашего собеседника. Его пайщики получают беспрецедентные 18% арендной платы, он строит дома для своих сотрудников и хранит как минимум треть урожая на элеваторе на случай погодных и ценовых катаклизмов. И хотя всячески отрицает, но, похоже, в своей компании построил маленький Советский Союз. Об этих и других интересных и часто парадоксальных вещах Леонид Яковишин рассказал нам в интервью.


 

 

1Latif8— Сегодня, когда ехали к Вам на предприятие, заметили вдоль полей, как Ваши сотрудники косят траву и занимаются благоустройством. Они признались, что Вы частенько ездите по полям и следите за работой. А вот любопытно, за что Вы можете выгнать работника без предупреждений?

 — Если выпьешь на работе, нарушаешь дисциплину, воруешь — с треском выгоню. У нас был случай — 14,5 лет у меня проработал комбайнер. Прекрасный специалист. Но нет — получил запчасти для ремонта комбайна и все продал. А назад поставил старые. Поймали его, признался. Выгнали с работы. Трое детей. Ему не хватало 6 месяцев, чтобы квартира в доме, который строю для сотрудников, стала его собственностью. Он судился со мной, дошел до Верховного суда и проиграл. У меня жесточайший порядок. Мы с тобой контракт подписываем. Все. Не нарушай. Работай, больше ничего от тебя не надо.

— Вообще часто ловили людей на кражах?

 — Ловили, но у меня мощная охрана — 200 человек. На вооружении у них 50 автоматов.

 — Перейдем от локального к глобальному: каким путем должен идти украинский агробизнес — фермерства, латифундий, кооперативов или, возможно, другим? В том числе, чтобы на каждое поле не надо было по охраннику.

 — Все формы имеют право на жизнь. Вопрос в том, кто больше платит налогов и производит продукции. Исходить надо из экономических показателей. Мы не готовы к фермерству, у нас нет инфраструктуры для фермеров, как, например, в Америке. Фермер брошен на произвол судьбы. У нас нет банковской системы для развития фермерства. К тому же все сельское хозяйство должно быть на дотациях — это мировая практика. А у нас такого нет.

Дальше — вопрос земли. Идиоты сделали распаевку земли, сейчас идиоты хотят сделать из нее товар. На Западе пахотную землю выкупает государство. Если в Америке в 1992 г. в государственной собственности было только 2% земли, то сегодня уже 60%. В Англии на 90% земля государственная. Это госполитика. То же делается в Израиле, Германии, Франции.

Только одна модель может быть в Украине — земля должна принадлежать государству. К этому идет весь мир. Стотысячных агрохолдингов не должно быть в стране. Должны быть компании, которые платят налоги, строят инфраструктуру, обеспечивают жильем сотрудников.

1yakov-1

 — Кажется, что таким образом Вы хотите, чтобы бизнес на себя перенял роль государства?

 — Основа жизни — земля. Законы должны быть четко прописаны. Как, например, хозяйства, которые имеют землю в 5 областях, могут решать социальные вопросы? Здесь только вопрос наживы. Я понимаю ваш вопрос. Государство должно обеспечить работой, чтобы люди не искали ее за рубежом. Фирма не обязана оплачивать все. Это мой приоритет, мое ноу-хау: я хочу, чтобы у моих работников были лучшие условия, чтобы у них было жилье. Через год будет уже 72 квартиры — а это три дома для моих сотрудников. Более трехсот благоустроенных квартир построили за прошлые годы. Тут еще момент, что коллектив стареет, нужно его омолаживать. Без строительства жилья я не решу проблему кадров. Схема простая: заключите контракт со мной, проработайте 15 лет и приватизируйте квартиру. Вы спросите, почему построил эти дороги? Меня же никто не заставляет. От безысходности. Потому, что государство ничего не делает. Получается, в год я трачу 370-380 млн грн на дороги, строительство жилья и другие социальные проекты.

  В первом созыве парламента Вы были членом депутатской группы «Аграрники». В это же время в Верховной Раде Украины была депутатская фракция Аграрной партии. Как Вы оцениваете происходящее сейчас в политической силе?

 — Я поддерживал Аграрную партию, в том числе финансово. Но в нынешнем ее виде я не ударю палец о палец для помощи. Так и сказал руководству местной ячейки: «Больше отношения к вашей партии не имею». Эту партию должен возглавлять человек из сельского хозяйства. Виталий Скоцик работал в компании «АМАКО», это человек «купи-продай». Против Поплавского ничего не имею. У нас президент комик, в парламенте партия «Голос». Получается, государством управляют артисты и клоуны.

 — Какое Ваше самое знаковое голосование в бытность народным депутатом?

 — Небольшое признание. Из 450 депутатов первого созыва только три — Яковишин и еще двое — голосовали против независимости. За мной ходили месяц, чтобы задокументировать, что 100% проголосовали «ЗА». Но я и сегодня говорю, что такая независимость мне не нужна. Это бордель. Я пистолет держу под подушкой, это нормально?

 — На Вас были покушения?

 — Нет, так будут. Вот пойдет раздел земли, то увидите.

 — Пытались Вас поглотить агрохолдинги?

 — Я могу любого поглотить. И не завидую тому, кто со мной свяжется, я уберу любого, мне терять нечего. Мне когда-то два идиота подожгли поле в 300 га кукурузы. Одного поймали, второй убежал. Я заплатил наличными $100 тыс., так привели его в наручниках из Донбасса в Бобровицу. Посмотрел я на него и спросил, хочет ли он жить. Пожелал молиться Богу. До сих пор не знаю, кто подослал. В результате дали им по семь лет. Отсидят, но и это не будет конец буду следить, как себя ведут на свободе.

Вторая нефть

— Как известно, Вы делаете ставку только на кукурузу. Но в этом есть большие и ценовые, и климатические риски.

 — Вы не с того начинаете. Я объехал мир в поисках оптимальной модели аграрного бизнеса. Изучал, как строить хозяйство, где зарабатывать деньги. И вот, что увидел. Молоко и мясо целесообразно в Америке, а в Украине — нет. Там все дотационно, а у нас — нет. У меня было 47 тыс. свиней. Когда увидел, что экономики нет, собрал свою братию, поставил задачу — за два года снизить поголовье до 1 000 свиней. Чтобы только обеспечить наши столовые.

Молочное стадо? Зачем оно мне надо, если оно убыточное. Да, коровы давали по 6 тыс. л в год, но не приносили прибыль. Я продал КРС в Белую церковь, они не могли нарадоваться. Таким образом, развязал себе руки. В процессе поисков увидел — у нас нет культуры выращивания кукурузы. Поэтому решил заниматься исключительно этой культурой.

Кукуруза — это будущее. Все птицеводство мира держится на кукурузе, а не на пшенице. В Бразилии 50% автотранспорта уже на биоэтаноле, в США — 24%. Нефть заканчивается, ученые говорят, что ее хватит не больше, чем на 100 лет. За счет чего будем жить? За счет сахарного тростника и кукурузы. Кукуруза — это новая нефть. Американцы из кукурузы производят 26 видов медпрепаратов. Львиная часть глубинной переработки происходит в Америке и Китае, только они способны на это. Стоимость такого одного завода не менее $600 млн.

 — Слышал, что китайцы вам предлагали построить такой завод в Украине.

 — Да, ходили год около меня, упрашивали совместно построить такой завод. У меня как раз есть подходящая промышленная площадка. Они оценили мою компанию в $300 млн и предложили войти в уставной капитал. Но я сказал: «Летите в Китай. Мне неинтересно партнерство, я самодостаточный, работаю сам». И счастье, что не вошел в эту инвестицию. Двое знакомых американцев-миллионеров сказали, что в Украине для этого нет законодательства. Высокий риск инвестировать. К тому же до этого я посетил 6 таких заводов в Америке, изучал строительство биоэтанольного завода. Со временем один из этих американцев погорел на биоэтаноле, когда в США прикрыли дотации в этой сфере.

— Получается, у Вас кукуруза монокультура?

— Да, а монокультура не принята ни в одной культуре мира, даже в Штатах, у них соя-кукуруза. А у меня только кукуруза. Мне все говорили, что я занимаюсь утопией. А я сказал, чтобы они свою науку хоронили, а я результат на практике покажу. В чем наш секрет? Мы не исповедуем поверхностное возделывание почвы с минимальными затратами. Нам это не нужно, придерживаемся старого опыта — должен быть пахотный слой. Знаете, сколько органики, если измельчить стебли кукурузы и их запахать? Получается 8 т органики на га. Так мы вносим каждый год. А в кукурузе есть вся таблица Менделеева. Вся! Мы обеспечиваем развитие всех микроорганизмов. А каждые 5 лет мы проводим агрохимический анализ почвы в государственных лабораториях. У нас улучшается качество почвы. Но мы пошли еще дальше. Мы отказались от аммиачной селитры, на которой сидел весь Советский Союз. Она окисляет и уничтожает почву. Кислотность повышается. Мы вносим безводный аммиак.

 — Это же довольно опасно, не так ли?

 — Это сложный и опасный вопрос. Аммиак поставляется в цистернах — 22-23 атмосферы давления. Надо очень аккуратно хранить его под таким давлением, а если он взорвется, то будет большая беда. Мы построили такой терминал по хранению аммиака за $15 млн и обеспечили высокий уровень техники безопасности и охраны. Другой вопрос: за 28 лет независимости, почему никто не построил терминал для безводного аммиака? Страх. А у нас 23 агрегата, которые вносят этот безводный аммиак, мы все закупили в Америке. Вносят люди его в противогазах, и ничего страшного.

— Бытует мнение, что монокультура это неизбежно расцвет болезней и вредителей.

 — У нас нет болезней. Хотя начнем с того, что не все гибриды выдерживают наши технологии. Лучшие гибриды сейчас дает Monsanto. Работали до поры до времени с Pioneer. С них, собственно, мы и начинали. Но Monsanto уже обогнала. Хотя и от Pioneer не отказываемся, т. к. для нашего крупяного завода нам подходят их кремнистые гибриды. Это для круп, детского питания. Но завод сейчас стоит. Он перерабатывал 5,6 тыс. т кукурузы в сутки, работали 47 человек. Из кукурузы мы производили муку для кондитерки, крупы, диетическое масло. Завод мне приносил $3 млн чистой прибыли. Я жду, пока власти наладят отношения с Россией. Российский рынок был нашим и должен остаться. А в Европу пусть идиоты идут. Мы хотели туда пробиться, но никто там нас не ждет. Если вернуться к вредителям, для нас самый страшный кукурузный мотылек. Мы сделали свою биолабораторию и успешно боремся с мотыльком трихограммой. Имеем свой самолет. У нас лаборатория размещалась на территории элеваторного комплекса, чего не должно быть. Перенесли ее за 12 км.

latif5

— Вы приверженец американской модели ведения агробизнеса, не было тогда желания завести североамериканский севооборот — соя-кукуруза?

— Я сейчас выращиваю 1 тыс. га сои и не знаю, куда ее девать теперь. Потолок урожайности — 3 т/га. Ее экономика мне неинтересна. Как, собственно, и пшеницы. Приведу шикарный пример. При сушке кукурузы у нас идет бой зерна. Так вот: мы отправляем битую кукурузу на продажу за 3 850 грн, а товарная пшеница стоит 4 100 грн. Если говорить обо всех культурах, то кроме сои у нас есть также пшеница, ячмень, гречиха, подсолнечник для маслобойки.

 — Какие затраты у Вас на выращивание 1 т кукурузы?

 — $75. То есть кукуруза дает мне $125 прибыли.

 — При выборе кукурузы случайно не Хрущевым вдохновлялись?

 — Он придурок, а не секретарь ЦК. Хрущев опозорил кукурузу и все то, что увидел в США. Как можно было всех заставить сеять кукурузу? Элеваторов нет, сушек нет, комбайнов в нужном количестве — нет. Поселяли миллионы гектаров, все сгорело, пропало.

Монокультурные секреты

— Вы говорили, что имеете $848 с гектара чистой прибыли. Давайте разложим составляющие Вашего успеха.

 — $848 — это не предел. Для сравнения: у «Кернела» $300. Но моя цель — достичь $1 тыс.

Если говорить о составляющих успеха, то семенной завод дает мне $3 млн экономии. Я «рожаю» новые гибриды, «папу» и «маму» дают мне американцы. Все покупают по $170 посевную единицу на га, а у меня обходится около $100. Конечно, это урожайность — 9-10 т. Год на год не приходится. В прошлом году мы впервые преодолели порог в 320 тыс. т общего вала зерна по компании. Это одна составляющая.

Минимизировать затраты. Я построил железную дорогу к элеватору. Она мне обошлась в $5,5 млн, строили 1,5 года. 7,3 км от элеватора, через болото — сложностей хватало. Но какая это экономия! Возить за 20 км зерно или нажать кнопку на пульте, и вагоны загружаются — это две больших разницы.

Удобрения. Я покупаю их, когда никто не берет. Тот же аммиак, если ты его купил и привез, надо сразу вносить. Ты заложник времени и цены. А я — нет, ведь у меня есть терминал для хранения аммиака. Я уже завез 20 дней назад аммиак на весь урожай 2020 года. Знаете, сколько я сэкономил на тонне? 4,5 тыс. грн. Когда он стоит 12-13 тыс. грн, я беру за 8 тыс.

Дальше: я собираю кукурузу, когда у нее влажность 20%. А все привыкли это делать при влажности 29-30%. Тогда надо тратить миллионы на газ. С 1 до 30 октября я должен закончить уборку. Для этого нужна мощная техника. У меня 40 комбайнов John Deere. Я обновил весь парк, теперь самому старшему 3 года. Стоимость такого агрегата €225 тыс. Получается, по 1 тыс. га в день мы убираем, отправляем на сушку и дальше на элеватор. Сушить могу 12 тыс. т в сутки. Экономия газа — до $1 млн.

Имеем также свой тепловоз, цистерны, ремонтное депо, ремонтный завод. У нас вся инфраструктура готова, тогда как другие это строят с нуля. У меня на это ушло 30 лет.

И, главное, на чем все горят. У меня есть запас денег и зерна. И запас зерна — самое главное.

— Почему?

— Рынок формирует цену в зависимости от мирового спроса, и немаловажно — переходящих запасов. А нашей страной управляют идиоты, даже больше — преступники, потому что запаса хлеба в Украине осталось на две недели. Это не я придумал, вот пишут в «Зеркале недели». Такого в мире никто бы не допустил. В случае засухи в стране не будет хлеба. Это кошмар. А я не хочу этого допустить в хозяйстве. У меня кукуруза, подсолнечник, гречка лежат в запасе. Работники мои муку мелют, хлеб пекут, макароны итальянские. Любая засуха мне нипочем, потому что мои люди защищены.

Пшеницы в Украине должно лежать 4,5 млн т, чтобы был запас на случай беды. Никто не застрахован. А государственных элеваторов уже нет, все разворовали.

Поэтому нашему премьер-министру лучше бы идти на базар торговать семечками, а не занимать свое кресло.

Кукурузный тыл

— Как у Вас работает система продаж?

— Я построил схему, при которой, вырастив, ты должен минимум 35% продукции оставить на хранении. Лучше урожай пусть лежит на элеваторе, чем деньги в банке. И так до следующего урожая. Для чего я это делаю? А если засуха, а если мороз? Американцы прогнозируют, что следующие 30 лет будут очень засушливыми. Засухи уже сейчас накрывают Францию, Германию, Испанию. В этом году залило США, никогда не было, чтобы фермеры в начале июня не могли посеять половину кукурузы. Климат меняется.

Сегодня у меня в аренде 32 тыс. га земли, из которых на 30 тыс. га посеяна кукуруза. Плюс у меня мощная инфраструктура. Например, в следующем году будет 500 тыс. т элеваторного хранения. Да, мне такой элеватор не нужен. Это больше для страховки. При этом сторонним компаниям мы не предоставляем элеваторные услуги. Сейчас у меня на хранении лежит 125 тыс. т зерна, а это 40% всего урожая. В деньгах это $25 млн. И так оно будет лежать до нового урожая.

 — Форварды заключаете?

— Форварды заключают на урожай, который еще неизвестно будет ли. В Украине форвард, как я — Папа Римский. Налетела буря, все уничтожила. Как в Одессе недавно. Или у меня было такое, что буря уничтожила три поля кукурузы — 450 га. Меня не интересуют форварды, я в такие игры не играю. Мое зерно лежит на элеваторе. Я собрал урожай, посмотрел на цены и по обстоятельствам решаю. Есть хорошая цена — продаю. Вот на днях продал партию кукурузы по $200. Остальное — в январе. Меня никто не гонит. До января следующего года я ничего не реализовываю. Вот эту кукурузу, которую я соберу, буду только в январе 2020 года продавать.

— В ожидании лучшей цены? Но ее может не быть.

— Да, может и не быть. Но по состоянию на сейчас я вижу, что в январе будет лучшая цена. Вижу, что в мире сейчас происходит. У меня каждые две недели приходит расширенная сводка со всеми данными. Не учитывая ежедневной информации.

— Вы опираетесь на данные USDA?

— Зачем оно мне надо, министерство врет. Сотрудница, которая со мной проработала 17 лет, сейчас живет в США и специально собирает для меня аграрную сводку по Штатам. А эта страна — законодатель цен. Грамотнейшая женщина. Когда переехала туда, я ей сказал: «Держись за папу, а то пропадешь». Конечно, бывают и проколы. Было такое, что передержал зерно и потерял $1,6 млн. Правда, и не дождался двух недель, когда цена пошла вверх. Больше так не поступаю.

Куда девать деньги и жизненную энергию

— Вы как-то говорили, что планируете инвестировать в вагоны. Зашли в этот проект?

— Отказался. И скажу почему. Когда я об этом спросил моего хорошего знакомого Алексея Вадатурского, он ответил: «Яковишин, ты геморрой хочешь заработать? Тогда покупай вагоны». Мы просчитали окупаемость, прикинули и поняли, что это не наша инвестиция. Те, кто занимается экспортом, возит по 300-400-500 тыс. т, для тех есть резон. Но не для нас.

— Вы также хотели строить солнечную электростанцию, как здесь, сдвинулось с места?

— Это старая история. Солнечная электростанция это сказка для детей. Раньше это было выгодно. Кто штаны раньше надел с зеленым тарифом тот успел. А сегодня дуля с маком. Вот недавно ко мне приехал муж внучки и говорит, мол, давайте построим электростанцию. А я ему: «Боря, откуда ты такой грамотный взялся? Где ты был 10 лет назад? А сейчас забудь, это пройденный путь».

— Если бы хотели сегодня из компании «вынуть» свои деньги, сколько бы это было?

— $92 млн. Но зачем мне эти деньги? В оффшоры я их не вывожу. 10 раз в день есть не могу. Да, купил на 80-летие за $450 тыс. джип Lexus и Maybach. Как видишь, ничего не скрываю. Мне никто подарки не делает — я сам себе дарю. А все мои деньги — это развитие «Земли и Воли». Это ежегодное строительство.

— В агробизнесе актуален вопрос преемственности. Кто продолжит Ваше дело?

— Готовлю внука, ему 30 лет, работает у меня заместителем. И другого внука, он еще учится в Англии. Другой вопрос, что внук-студент мне говорит: «Дед Леня, я никогда сюда не вернусь. Ты что, не видишь, я все на отлично сдаю. Куча фирм меня захочет забрать после окончания учебы. Выберу ту, где лучшая зарплата. Кто даст $10 тыс. — там и останусь».

— Почему Англия? Почему внук не в Украине учится?

— В мире два самых известных и сильных места для детей с мозгами — Кембридж и Оксфорд. Мой внук — в Оксфорде.

— Что вам придает жизненную энергию, чтобы в 80 лет гореть своим делом?

— Интересный вопрос. Значит, первое — я перенес страшный инфаркт. Когда президент Кучма дал приказ меня уничтожить. Не физически. Морально, через три уголовных дела и не только.

Кстати, 4 года назад Леонид Данилович приехал ко мне мириться, он выпил 400 г водки, а я — 400 г коньяка. Вот так и помирились. Тогда же и спросил, почему дал такую команду. Он сказал — за лишние разговоры. Не буду рассказывать подробностей, просто запомните, что ляпать языком лишнего не надо. Даже людям, которым доверяете.

— А вы чего-то боитесь в жизни?

1Bobrovitsa-latifundist

— Ничего. Сегодня так точно. Я собираюсь прожить еще лет 15-16. До 100 не хочу, там уже мозги усыхают. Сегодня, знаете, что я вам еще не показал? Мавзолей, который я себе строю. В Европе такого ни у кого нет. Я подсмотрел мавзолей у Наполеона и решил себе такой построить. 10 лет ушло на строительство, осталось только благоустройство сделать. Там саркофаг стоит $150 тыс., весит 23 тонны. Одна крышка из красного гранита — 2,5 тонны. Как у Наполеона — один в один. Только у меня лучше. А вокруг гробницы будут стоять мои скульптуры, где мне 20, 40, 60 и 80 лет. У меня для этого есть свой скульптор в Бобровице.
Но это для себя, а для людей я заканчиваю реконструкцию Дворца культуры. Поверьте, по красоте такого не будет в Украине. Также у меня большая картинная галерея, все завещаю местному музею. И дендропарк мы делаем — все оставлю для людей.

Константин Ткаченко, Latifundist.com

Дивитися відеосюжет інтерв’ю

Схожі матеріали (за тегом)